Интервью с Арсением Гончуковым

25 октября 2012г. вышел в прокат фильм «1210» (тысяча двести десять), режиссера А.Гончукова. Фильм особенный, быть может даже уникальный. И если съемкой на фотоаппарат сейчас никого не удивить, то факт выхода фильма в прокат, организованный исключительно авторами, без участия дистрибьюторов и прокатчиков, мне кажется показательным.

В рамках повышения ВГИКовости, Арсений согласился дать интервью. Я специально не стал стилистически выверять наш разговор, поскольку ответы Арсения мне показались живыми и интересными.

— Несмотря на достаточно молодой возраст, у вас за плечами огромный опыт. Это и журналистика, и литературная деятельность, и работа на телевидении. Теперь кино. Почему именно оно?

Так получилось, что стихи пишу с 7 лет. И пишу до сих пор. Для меня эта такое хобби, неотъемлемая часть. Это как писать дневник. Не могу остановиться. Когда писал реже, когда чаще. Это постоянное творчество, тренировка и самовыражение, некоторая привычка говорить и творить. В свое время у меня даже книга авторских стихов вышла.

Что до журналистики… понимаете, когда человек заканчивает филфак, то журналистика – единственное место, где можно заработать. Меня поймут тысячи людей в этом плане. Я и пошел. Тем более в это время у меня появилась семья, родился ребенок.

Арсений Гончуков

Я когда только приехал в Москву, то устроился на телеканал «Звезда». Меня там быстро оценили, что мне очень льстило. Но в какой-то момент понял (это было трудное понимание), что журналистика для меня превратилось в бестолковое, рутинное, скучное дело. С приходом В.Путина ситуация еще больше усугубилась. Теперь, когда нельзя было говорить о политике, стало тупо неинтересно. И получается, что ты ничего не говоришь и хочешь быть причастным к журналистике. Тогда я просто взял и «Арсений Гончуков – журналист» зачеркнул. С тех пор я журналистикой не занимаюсь. Могу, конечно, заметку написать в газету, но не более того.

А вот с кино… это непростая история и очень сложная. В кино я пришел в возрасте 30 лет. Пришел не просто так, прочитав книжек. У меня в связи с эти был достаточно большой личный опыт.

И когда все это накопилось, и на сухое сено, как говорится, попала искра в виде идеи. И меня захлестнуло. Захлестнуло богатство жанра, его многообразие и, конечно, собственные амбиции. Все это вылилось в осознание того, что я хочу этим заниматься. Потому что кино — это такой большой и синкретический жанр.

Но я не взял сразу камеру в руки и не побежал снимать. Сначала пошел в киношколу к известным и уважаемым мастерам Фенченко (Фенченко Владимир Алексеевич и его дочь Анна Владимировна. – прим. Ч.). Начал свое обучение. Заплатил за него.

— Бытует мнение, что для того, чтобы снять кино, оканчивать ВГИК необязательно. Вы окончили Школу Кино. В этом была необходимость?

Понимаете, в Школе Кино ведь очень много практики. Вот что важно. Там говорят: «Ребята, как творцы вы сами с собой разберетесь. О чем говорить — сами поймете. Мы вам даем азы, мы вам даем стамеску, молоток».

Друзья мои, кто-то может сказать, что это фигня, но на самом деле дико обидно иногда видеть людей, которые считают себя творцами, а среди них есть действительно творцы, но при этом делают они все настолько слабо, настолько неуклюже и неумело, что становится жалко загубленные идеи. Но есть и другая крайность, когда ты умеешь снимать офигенное кино, но кино получается ни о чем.

Поэтому Владимир Алексеевич и Анна для меня бесценные люди. Это мои кинородители.

Очень помог и Николай Хомерики, с которым мы снимали сериал «Синдром дракона», где довелось быть вторым режиссером. Там я получил грандиозный опыт площадки в сто смен. Но мастерству меня научили именно Фенченко. Хотя, еще учиться и учиться.

— А вообще насколько важно наличие проф. образования?

Наличие проф. образования мне кажется колоссально важным. Это как научиться писать.

Рабочий момент съемок

— Какие книги, по вашему мнению, могут быть полезны для самообразования? Чтобы вы порекомендовали?

Я вот всегда говорю: прочитали книгу Р.Макки «История на миллион долларов» значит, можете называть себя киношником. Она большая, прочитать ее трудно и это некий путеводитель по вселенной. Естественно С.Эйзенштейн, Соколов по монтажу. Нужно все читать. Кино очень широкий жанр и важно все это понимать. Нужно знать живопись, изучать художественные альбомы. Да я, собственно, ничего нового здесь и не скажу. Единственное хочу отменить – не зачитывайтесь. Невозможно всю жизнь только читать. Наступит момент, когда нужно начинать снимать.

— Теперь поговорим о фильме «1210». Вы говорили, что сценарий у вас родился буквально за два часа.

Не совсем так. Я полтора года до этого вынашивал идею, проживал ее. И закончилось это коротким замыканием, когда я неожиданно для себя, будучи в гостиничном номере, сел и написал сценарий. Первоначальный вариант сценария составлял 11 страниц, что, конечно, для полного метра недостаточно. Это всего лишь 1/6 часть. В итоге они выросли в 60 или 70 страниц, я уже точно не помню.

Т.е., получается, я полтора года думал, два часа писал, а затем еще полгода переделывал его. Переделка велась даже во время съемок, где было придумано несколько сцен. Актер, он же главный герой, также переписывал под себя сценарий, своей игрой, своим существованием.

— Что именно повлияло на создание сценария?

Повлияло жизнеощущение. Ощущение того, кто мы, где мы живем. Мне очень нравится, когда говорят, что получилось русское кино. Оно, в общем-то, отсюда и выросло. Я люблю Россию. Вообще все русское люблю, как бы это пафосно ни звучало.

— Сейчас ныне популярный тренд — использования сценарных программ. Вы верите в их пользу?

Я, честно говоря, не пользуюсь сценарными программами вообще. Может быть, они кому-то и полезны, но мне кажется, что все это отвлекает.

Кто привык к сценарным программам, тот пусть и пишет. Начинающим авторам я бы вообще не рекомендовал запариваться по поводу их существования. Ребята, запаривайтесь, кто у вас герой, какая его мотивация, какой у вас, блин, офигенский финал, какая у вас завязка, что чувствуют ваши герои, каковы их диалоги, ну, т.е. нужно думать в первую очередь об этом.

— А какой программой пользуетесь вы?

Я часто пользуюсь блокнотом (Notepad — прим. Ч.), просто пишу в txt-файл. Мне нравится, что там нет форматирования, для меня это удобно. При оформлении сценария, использую Вордину (MS Word — прим. Ч.).

Мост – главный символ фильма

— В фильме много локаций с мостами и водоемами. Мост — это некий символ?

Безусловно. Мост — символ перехода. Перехода героя. Ведь в начале и в конце фильма герой очень разный. И поэтому мост — центральный символ. Ведь и слоган у фильма: «Равнодушие рождает чудовищ». Слоган как мост: три слова — две опоры. В фильме это все имеет очень строгое и большое значение.

— Если не секрет, каков бюджет фильма «1210»?

20тыс. долларов. Из них порядка 5тыс. помогли собрать через интернет. Все остальное — это мои личные деньги.

— Получается, что через интернет удалось собрать четвертую часть бюджета?

Если говорить точно, то меньше. Где-то порядка 80 тыс. рублей. Многие откликнулись. Помогли и коллеги. Оператор Костя Рассолов, который в свое время совершенно беспафосно просто вручил мне 20 тыс. рублей в конверте. Положил конверт и забыл про это. Но я-то помню. Хорошие вещи я всегда помню. Все собранные деньги ушли на звук.

То, что удалось собрать через интернет, меня удивило и даже несколько восхитило. Притом я же не являюсь мегатысячником в ЖЖ, у меня там, по-моему, полторы тысячи друзей, что по нынешним меркам не очень много. Такой аванс доверия, такая искренность, все это, конечно, поражало и поражает до сих пор.

— Можно узнать о распределении бюджета? Что именно стало наиболее затратным?

По затратности порядок такой:
1)операторская техника (камера, оптика, обвесы, мониторы, штатив, кран);
2)свет;
3)транспорт;
4)декорации и реквизит.

За исключением реквизита мы все брали в аренду. А, ну и, конечно же, звук.

Постпродакшн — ЦК и переозвучание — стоил примерно 6 тыс. долларов. Это не считая монтажа, который делал я сам. На протяжении полугода я монтировал этот фильм.

— Какую программу для монтажа предпочитаете?

Монтажу, вообще, учился на Авиде (Avid – прим. Ч.). В то время Премьер (Adobe Premiere – прим. Ч.) не любил, считал его попсой. Но со временем мнение свое изменил. Особенно учитывая последние версии.

В общем, Премьер меня радует, он превратился в программу с человеческим лицом. На сегодняшний день Премьер — наиболее предпочтительная для меня программа.

— Найти деньги на фильм всегда очень сложно и каждый это делает по-своему. Хлебников, например, вообще предложил свою модель.

Найти всегда сложно. Да, я слышал про модель Хлебникова. Понимаете, Хлебников — он Хлебников. Его многие знают, и снимает он не первый фильм. Поэтому для начинающих режиссеров его рецепты не очень хороши.

Я был у него на мастер-классе, когда он рассказывал про свою модель. В Доме Кино тогда собралось под 200 человек. И все там были в абсолютном восторге, воодушевлены его примером. Но поймите, ребята, вес имени режиссера — это очень важная штука. И не нужно забывать, что он Хлебников, и его имя работало хотя бы потому, что за ним пошла грамотная команда, которая работала бесплатно. У вас есть такая команда? Нет! А вот он снял несколько полнометражных картин — и у него такая команда есть.

Работа с актером

— Что можно посоветовать начинающим режиссерам?

Ребята, снимайте просто за свои. Нельзя упускать время. Снимайте, снимайте, снимайте. Поймите, что искать деньги — это искать деньги, а кино — это снимать. Поэтому снимать нужно. Сутра до ночи. А деньги, может быть, и сами придут.

— Т.е. в индустрии ничего не меняется: хочешь снять фильм — будь готов потратить собственные деньги? Так получается?

Именно так и получается. Хочешь снимать фильм — будь готов потратить собственные деньги. Деньги тратили на свое кино все. И в эпоху неореализм и новой волны. Некоторым везет больше, некоторым — меньше. Тарантино, например, удалось сразу продать свой сценарий, а вам может понадобиться на это семь лет. А семь лет простоя — явно не в вашу пользу.

Я не настаиваю, что надо снимать исключительно на свои деньги, я говорю, что нужно снимать. И пусть это будут деньги папы, сбрасывайтесь с друзьями, продайте компьютер, мотоцикл. Не знаю, стоит ли объяснять это.

Т.е. можно сказать, что у меня нет прямого ответа на этот вопрос. Пространных рассуждений может быть много, но моя позиция такова.

— Вы искали продюсера для фильма «1210»?

Я не искал продюсера для фильма. Нет, ну, т.е. я искал. Я ходил по компаниям… Мне обещали деньги…

Знаете, вот я недавно шел по улице, когда мой фильм уже вышел в прокат, вот иду я и думаю: если бы я тогда зациклился на деньгах и искал бы их, то, возможно, сейчас бы фильма не было. Но фильм есть, он получился. У него есть судьба, аудитория. И это главное. Ради этого же и делается кино.

К продюсерам обращался, но быстро понял, что это будет очень долгая и на 90% вероятности неблагодарная история. И я пошел ва-банк, я собрал все свои деньги, вложил их в фильм. А потом полгода сидел на мели, о чем совершенно не жалею. У меня нет денег, но у меня есть фильм.

— Да, но есть же продюсеры, специализирующиеся именно на непопулярном кино. Тот же С. Сельянов. Не думали к нему обратиться?

С Сельяновым сложно. Вы представляете, сколько к нему человек хотят попасть? Я очень его уважаю. Но у него есть своя некая концепция того, кому и как он помогает. И что бы вписаться в эту концепцию нужно много удачи, времени, усилий. Я все свои усилия отдал в кино, а не для того, что бы ловить синицу в небе.

Ранее вы говорили, что съемки фильма заняли 6 дней. Как вам это удалось?

Вы, знаете, про шесть дней это такая иллюзия, потому что у этого фильма был очень мощный предпродакшн. Я три месяца каждый день, как на работу, ходил и готовил каждый кадр.

Постановка кадра

— Наверняка в планировании съемок пригодился и опыт работы вторым режиссером?

Сказать, что пригодился – ничего не сказать. Именно благодаря этому я все и снял.

Понимаете, пропустить через свои руки 12 серий сериала (а это 100 смен, 15 городов, три страны) — колоссальный опыт. Ни одна книга, ни один семинар этого дать не смогут.

— Как правильно составить съемочный план? Использовали ли вы специализированное ПО?

Нет, программное обеспечение не использовали. Просто если что-то есть в программе, то этого нет в голове.

На съемках использовали вызывные листы. Это важнейший фундаментальный документ, где расписано, что и когда в день съемок будет происходить на площадке. Имея заполненный вызывной лист – ты знаешь о фильме всё. Конечно, нужно уметь им пользоваться.

Я не знаю… в Америке все иначе. Там, действительно, используют специализированные программы, которые учитывают всё. Я недавно увидел американский вариант вызывного листа, вернее это был документ из пяти страниц. В нем детально прописан каждый шот, чуть ли не группу крови актера. И как с таким документом работать — я не знаю.

У нас на съемках вызывной лист был старого, советского образца, на котором снято все наше кино. Это бланк на одной странице, что для меня очень важно. Не нужно носить с собой кипу бумаги. Составлял вызывной второй режиссер по планированию, и делал это так мастерски, что ни одно специализированное ПО с ним не сравнится. Там же масса всяких нюансов, от человеческих до законодательных.

— Режиссерский сценарий у фильма был?

Режиссерский сценарий, конечно, был.

— А на него можно взглянуть?

С удовольствием пришлю в почту. Ну, там как бы ничего интересного, просто некая таблица, в которую вбит текст, реквизит, декорации.

— Раскадровку рисовали?

Раскадровку делали. И хочу сказать, что это очень важная вещь.

Но кроме, казалось бы, ее обычной задачи — понимания всей группой того, что же мы снимаем — для меня раскадровка дополнительно означает некоторый срез фильма, т.е. ты получаешь его первый вариант. Не просто у себя в голове, а уже в отображенных образах.

А на площадке, конечно, ты уже снимаешь не по раскадровке. Т.е. ориентируешься на нее, она как путеводитель. По большому счету, это первая рабочая версия. А то, что снял — это уже вторая версия. Она получается лучше, качественней.

Работа с актером

— Для раскадровки специально приглашали художника?

Художника не приглашали. Это достаточно дорого, потому что один шот стоит порядка 20 долларов.

Раскадровки я рисовал сам. Если честно, я не очень хорошо рисую, но в раскадровке есть общепринятые символы, которые ты набрасываешь. Это так называемые огурцы. Минус был в том, что рисунки были достаточно схематичными, а плюс — я знал все локации и раскадровку рисовал под конкретные объекты.

— Почему решили снимать именно на DSLR? Не лучше бы было арендовать профессиональную камеру?

Проф. Камера — это 25 тыс. р. в смену, а DSLR в хорошем рентале – 9 тыс. р. в смену. Поэтому тут вариантов не было.

Вот я могу сказать вполне откровенно: я люблю фотоаппарат Марк-2 (Canon EOS 5D Mark II – прим. Ч.). Он мне очень близок и душу греет. Не мне вам говорить, сколько шороху он навел. Он же, по сути, старичок-революционер, который, в общем-то, перевернул систему. Всему миру дал возможность снимать кино за копейки. Что такое три тысячи долларов для кино?

Будучи в Крыму на съемках, Николай Хомерики однажды мне сказал: «Эх, Сеня, вы сейчас на фотики снимаете, а мне, чтобы свой первый фильм снять, квартиру пришлось продать…».

— А вообще, насколько сильно DSLR’ы, учитывая их ограничения, сковывали ваши художественные задумки?

Да не очень-то и сковывали. Нормально снимали. У нас не было слишком динамичных сцен. Насколько я знаю, именно в этом Марк-2 может подкачать. Поэтому не сковывали.

Мы знали, на что снимаем. И снимали с огромным удовольствием. У нас был полный обвес: риг, два монитора, фильтры и т.д. Кэнону Марк-2 я поставил маленький памятник у себя в душе.

— Фильм получился именно таким, каким и был запланирован?

Хороший вопрос. Начинающие кинематографисты, по себе помню, когда делают свой первый фильм, дико боятся, что задумано одно, а получается другое. На этот случай важно иметь прочный структурированный сценарий. И тогда все получится.

Я так скажу. Фильм получился другим, нежели мы его планировали. Но нам удалось сохранить в нем то, что было главным на этапе идеи, на этапе сценария. Т.е. мы донесли идею до зрителя. А был ли он таким запланирован? Наверное, нет. Но это же творчество.

Как говорят, фильм рождается трижды: на уровне сценария, на съемках и на монтаже. У нас фильм также родился трижды. Конечно, он не мог получиться таким, каким был на уровне сценария.

— А если бы была возможность, то что бы вы изменили?

Конечно, есть какие-то вещи, которые я хотел бы изменить… Наверное, и актеры есть, над которыми я бы еще подумал… Имели бы чуть больше денег, сделали бы некоторые сцены более выразительными при помощи дополнительной техники. Хотя, вот сейчас думаю: а, может, это все и лишнее. Фильм такой, какой он есть, и это, наверное, неплохо.

Если вам понравилась статья, и вы хотите поддержать проект "Про Фото", это легко сделать. Любая помощь будет принята с благодарностью.


Дмитрий Чухран